Посольство Российской Федерации в Чешской Республике
Телефон: (+420) 233 374 039, (+420) 233 371 100
/ График работы: 9:00 - 18:30
ru cz
05 апреля / 2018

Вступительное слово Посла России в Чехии А.В.Змеевского на пресс-конференции, посвященной «делу Скрипалей»

Уважаемые дамы и господа,

Посольство Российской Федерации в Чешской Республике проводит пресс-конференцию в связи с созываемой сегодня в Гааге по инициативе нашей страны специальной сессией Исполнительного совета Организации по запрещению химического оружия.

Ровно месяц назад, 4 марта с.г. в лондонском предместье Солсбери были обнаружены в бессознательном состоянии двое граждан России – Сергей и Юлия Скрипали. Британские компетентные органы констатировали их отравление неизвестным боевым отравляющим веществом нервнопаралитического действия. С самого начала, выступая в Палате общин 12 марта с.г., премьер-министр Т.Мэй абсолютно голословно и бездоказательно, пренебрегая принципом взаимности, лишь со ссылкой на «высокую долю вероятности» обвинила в его применении на территории Великобритании Россию. Ультимативно потребовала, чтобы мы в течение 24 часов признались, что российское руководство либо отдало приказ отравить Скрипалей, либо утратило контроль над своим химическим арсеналом. По сути, нам было предложено пойти на самооговор. Такая постановка вопроса, да еще в ультимативной форме, не укладывается ни в какие правовые рамки и является неприемлемой ни по сути, ни по форме.

Посольство России в Лондоне направляло в Форин офис ноты с запросами о состоянии Сергея Скрипаля и его дочери, а также просьбами предоставить доступ к пострадавшим российским гражданам и к материалам расследования, включая образцы проб примененного химвещества. В ответ получены формальные отписки, означающие фактический отказ от предоставления информации и взаимодействия по данному делу. Лондон тем самым категорически игнорирует действующие международно-правовые механизмы, включая Европейскую конвенцию о правовой помощи по уголовным делам 1959 г., Венскую конвенцию о консульских сношениях 1963 г. и российско-британскую консульскую конвенцию 1965 г.

Вместе с тем хотелось бы напомнить, что именно британская сторона несет ответственность за жизнь и здоровье находящихся на ее территории иностранных граждан, а также за совершенные там против них преступления. Однако многочисленные загадочные и до сих пор не раскрытые случаи гибели в Великобритании наших сограждан (достаточно упомянуть изощренное убийство экс-сотрудника ФСБ России Александра Литвиненко, в котором также безосновательно обвинили нашу страну, сомнительные смерти бизнесменов Александра Перепеличного, Бориса Березовского и его делового партнера Николая Глушкова) свидетельствуют о том, что Туманный Альбион становится все более небезопасным местом для наших сограждан. Возникает вопрос, все ли делают британские власти для защиты россиян на своей территории?

Кстати, расследование произошедшего в Солсбери далеко от своего завершения. В британских СМИ появляются все более нелепые версии покушения на жизнь российских граждан. Из последнего – яд якобы мог находиться в привезенной из России гречневой каше... Какая будет следующая версия? По сообщениям британских СМИ, Скрипали накануне инцидента пили пиво. Надеюсь, оно было английским…

Британцы и их союзники публично ставят вопрос о якобы «сокрытии» нами части химического арсенала и его «использовании». При этом пытаются вести речь о «нарушении» Россией обязательств по Конвенции о запрещении химического оружия 1993 г. – одного из наиболее эффективных глобальных договоров в сфере разоружения и нераспространения, у истоков создания которого стояла наша страна. Примечательно, что нацеленность на раскрутку таких ничем не обоснованных нападок проявлялась давно, однако обострились они в 2017 г., когда Российская Федерация на три года раньше установленного срока успешно завершила ликвидацию своего химарсенала. Факт его полной ликвидации официально подтвержден уполномоченной международной структурой – Организацией по запрещению химоружия.

Базисным принципом Конвенции о запрещении химоружия является сотрудничество государств-участников между собой или через Организацию по запрещению химоружия, как это предусмотрено пунктом 1 ее статьи 9. Именно отталкиваясь от этой несущей конструкции Конвенции, в соответствии с пунктом 2 статьи 9 мы предложили провести консультации, чтобы снять вопросы, возникшие у Великобритании к Российской Федерации. Готовы мы были и к обмену в разумные сроки (не более 10 дней) необходимой информацией. Британская сторона от такой работы отказалась.

Вместо полноценного сотрудничества в рамках этого механизма британцы после долгих раздумий воспользовавшись техническим пунктом 38 е Конвенции и обратились за технической помощью к Техническому секретариату Организации по запрещению химоружия. На основании этого пункта эксперты Организации побывали в Великобритании в целях проведения анализа вещества, которым якобы были отравлены Сергей и Юлия Скрипали. У нас есть к ним много вопросов, поскольку все осуществлялось крайне непрозрачно. Кроме того, Технический секретариат может лишь установить химический состав вещества, которое ему будет предъявлено. Никаких возможностей подтвердить выводы, к которым якобы пришли британцы, у Технического секретариата нет. Он не наделен такими правами.

Чтобы установить истину, российская сторона предприняла еще одну попытку перевести рассмотрение сложившейся ситуации в сугубо правовую плоскость и официально предложила созвать сегодня внеочередную сессию Исполнительного совета Организации по запрещению химоружия. Там Россия собирается внести еще одно предложение (его деталей я пока раскрывать не буду), которое направлено на решение проблемы цивилизованным путем и не должно вызвать никаких нареканий. Помимо этого мы рассчитываем получить ответы на наши вопросы, адресованные Великобритании, Франции и самой Организации по запрещению химоружия. Их перечень представляем Вашему вниманию.

Россия заинтересована в полноценном, всестороннем, объективном и прозрачном расследовании того, что произошло в Солсбери. Без исчерпывающих ответов на наши вопросы продолжение обсуждения «дела Скрипалей» теряет смысл. Повторяю, для нас главное – установить истину и узнать правду о судьбе наших граждан.