Посольство Российской Федерации в Чешской Республике
Телефон: (+420) 233 374 039, (+420) 233 371 100
/ График работы: 9:00 - 18:30
ru cz
29 августа / 2017

Интервью Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Юрия Трутнева «Российской газете»

Заместитель Председателя Правительства – полномочный представитель Президента в Дальневосточном федеральном округе рассказал о развитии Дальнего Востока, реализации закона о дальневосточном гектаре, строительстве новых предприятий и о действии особого упрощённого режима оформления электронных виз иностранным гражданам для въезда в Россию через свободный порт Владивосток.

Вопрос: Юрий Петрович, в закон о дальневосточном гектаре внесены поправки. Что это дало людям?

Ю.Трутнев: Одно из фундаментальных изменений связано с инфраструктурой участков. У нас уже более 100 тыс. заявок, и на многих территориях получилось так, что участки выделяются в несколько рядов. У жителей участков, которые выбрали первые, возникают проблемы с проездом к своим землям. Хозяева других участков говорят: вы как хотите, но не через нас.

Во-первых, мы прописали обязанность (раньше это всё рекомендательно было) местных органов власти оставлять, когда идёт такое массовое выделение, коридоры для проезда, для строительства сетей и прокладки коммуникаций к участку. А когда всё-таки местные власти по каким-то причинам прозевали ситуацию и человек столкнулся с тем, что к участку проехать нельзя, предоставили возможность людям изъятия части земли через публичный сервитут с восстановлением этой части, то есть с предоставлением гражданину дополнительной площади.

Вопрос: Земли всем желающим хватит?

Ю.Трутнев: Мы внимательно мониторили, как закон внедряется, что мешает его реализации. И упёрлись в то, что мало земли предоставляем. Большое количество земли защищено различными нормами ограничения оборота, и иногда они избыточны. Мы провели работу вместе с Минприроды и Роснедрами, работали и с участками охотугодий, земель лесного фонда и участков над недрами. Часть земель удалось вернуть в оборот.

Следующая история была связана с тем, что часто человек подаёт заявку, а уполномоченный орган ему отказывает, потому что границы участка пересеклись с правами третьих лиц. До сих пор не все права до конца учтены, хотя мы уже многократно просили и регионы, и Росреестр навести порядок в реестре.

Но пока нет у нас такой идеальной карты, а это же безобразие. Мы запретили отказывать гражданам и обязали уполномоченный орган предлагать коррекцию границ или другое место, то есть помочь человеку получить участок, а не просто отправить его восвояси. Это самые важные новации закона. Люди смогут выбирать землю на гораздо большей территории. Площадь зон «нельзя» сократится на 57%. Отказывать людям будут намного меньше, не будет междоусобных войн из-за проезда к участкам. То есть мы постепенно отработаем тот алгоритм предоставления земли, который удобен людям.

Вопрос: Где больше всего заявок на гектары?

Ю.Трутнев: В Республике Саха (Якутия), Хабаровском крае и Сахалинской области. Мы очень заинтересованы, чтобы на карте Дальнего Востока возникали новые населённые пункты. И они возникнут, в этом нет сомнений.

Пока почти 40% получателей дальневосточных гектаров будут строить индивидуальные жилые дома, около 22% – заниматься сельским хозяйством, 15% – садово-огородным, около 14% взяли землю для рекреационных проектов, 9% – для предпринимательства.

Кстати, индекс строительства на Дальнем Востоке в 2017 году прибавил 17 пунктов. Может быть, мы ещё и не создали условия для счастья в регионе, но Дальний Восток строится, и намного быстрее, чем другие территории страны. Вот так и начинается опережающее развитие. Но мы не только в рамках программы дальневосточного гектара рассчитываем на строительство новых населённых пунктов. У нас есть новая большая задача – начинается второй этап развития Дальнего Востока.

Вопрос: В чём суть второго этапа развития? Новые условия для бизнеса, для жизни?

Ю.Трутнев: Мы столкнулись с тем, что решение одних проблем приводит к возникновению новых. У нас они не очень простые.

Вот мы построили предприятие, создали рабочие места. До 2025 года число работников на вновь построенных предприятиях предварительно превысит 100 тыс. человек. Умножаем на членов семьи, получается 300 тыс.

Сразу возникает вопрос: где эти люди жить будут? Значит, нужно жильё, детсады нужны, школы, больницы. Мы начали думать о комплексном развитии территорий.

Если мы строим, скажем, «Звезду» (судостроительный комплекс), то там возводятся жилые дома, школы, больницы. Но там есть прямое указание Президента, и это сильный импульс, чтобы все встрепенулись и начали действовать.

Однако точно такая же проблема будет по газоперерабатывающему предприятию, там тоже задействована масса людей, а город Свободный абсолютно не готов к тому, чтобы принимать этих работников. На следующем этапе возникнет задача строительства жилой, социальной, инженерной инфраструктуры. Это сложная задача, потому что денег в программе развития Дальнего Востока на это мы не найдём.

Вопрос: То есть второй этап развития откладывается?

Ю.Трутнев: Да Вы поймите, это нелепый механизм, если Минвостокразвития начнёт считать, сколько нужно больничных мест и какое оборудование требуется в больницу.

Этим должно заниматься Министерство здравоохранения, а Министерство образования должно заниматься детсадами и школами. Но Правительство до сих пор так не работало, такого механизма работы пока нет, и нет необходимого порядка межведомственного согласования. Нет понимания у коллег часто, что это надо сделать. На это обращал внимание Президент. Нам надо научиться ещё так работать.

Но это новый этап, это совсем другое, нежели то, чем мы занимались до этого. С одной стороны, это сложно. Скажу честно, я лучше понимаю, как привлекать инвестиции и строить предприятия, чем как строить больницы или детские сады.

Но с другой стороны, мы к этому шли. Мы же предприятия строили не для того, чтобы они были, а для того, чтобы на Дальнем Востоке жило больше людей, создавались новые города. За что боролись, на то и напоролись, поэтому нам сейчас надо научиться это делать. Для этого немало придётся сделать в Правительстве.

Это задача, которую ещё надо решить, и побыстрее. И эти вопросы мы будем выносить на заседание президиума Государственного совета, который пройдёт по Дальнему Востоку.

Вопрос: Если посчитать все проекты, которые сегодня реализуются с госучастием на Дальнем Востоке, то эта цифра уже уходит за 3 трлн. Она Вас радует?

Ю.Трутнев: Когда произносишь эту цифру, самому себе поверить тяжело, потому что сумма астрономическая. Тем более понимаешь: жизнь людей существенно-то не изменилась. И нам постоянно задают вопрос: почему?

Вопрос: И почему же?

Ю.Трутнев: Предприятия начнут давать отдачу для экономики и принимать людей на работу тогда, когда они уже будут построены. 85 предприятий сдаём, а ещё 111 находятся в стадии строительства и проектирования. Там уже и фундамент, и стены есть. Процесс развития Дальнего Востока запущен, и мы добьёмся того, чтобы он стал необратимым.

Вопрос: На Дальнем Востоке начали выдавать электронные визы. В первую очередь расчёт на туристов или на инвесторов?

Ю.Трутнев: Туристов всегда больше, чем инвесторов, тут уж ничего не поделаешь. Но будет и то, и другое. Это хорошо, если будет приезжать много людей.

Туристический поток создаст денежный поток и условия для того, чтобы было на что и зачем строить гостиницы, оборудовать набережные, активнее использовать и строить новые точки питания – всю инфраструктуру, которая помогает жить туристам на той территории, куда они приехали. Это во-первых.

Во-вторых, поток прямо противоположно направлен той политике изоляции нашей страны, за которую взялись некоторые наши политические недоброжелатели. Потому что все люди, которые приезжают к нам, по-другому начинают видеть Россию, они по-другому к ней будут относиться в будущем. Это даже политически для нас очень правильно и важно. Мне кажется, мы сейчас должны быть максимально открытыми для людей и инвестиций. Это ровно то, чем мы занимаемся на Дальнем Востоке.

Вопрос: С 1 января 2018 года по электронной визе можно будет приехать уже в три дальневосточных региона – в Приморье, на Камчатку и в Сахалинскую область. Всего там заработают 11 пунктов пропуска, сейчас их только два – порт Владивостока и аэропорт Кневичи. Ранее для повышения туристического потенциала вы предлагали Минприроды организовать взлётно-посадочные полосы в заповедниках. Организовали?

Ю.Трутнев: Долго они там возятся. Может быть, придётся поменять нормативную базу, но пока в министерстве молчат. К сожалению, у нас на взлётно-посадочную полосу навешано такое количество необходимого оборудования и персонала, что она золотая получается. А зачем? Надо просто сделать всё необходимое для безопасности людей, и ничего больше. Может быть, придётся еще позаниматься тем, чтобы этот процесс либерализовать и упростить для людей.

Вопрос: Другое слабое звено – порты. Кругом вода, а пришвартоваться круизным судам негде. Это решаемо?

Ю.Трутнев: Нам надо портами заниматься очень серьёзно. Дальний Восток – морской край России, но портовые мощности у нас используются в большей степени для перевалки угля, леса и других ресурсов. Немножко начали сейчас развивать рыбопереработку, но процесс тоже идёт медленнее, чем хотелось бы.

Для туристического бизнеса нужно, чтобы теплоход мог подойти прямо к причальной стенке, где современный, красивый вокзал, рядом набережная, где можно погулять, составлены туристические маршруты, по которым расположены хорошие гостиницы. Увы, сейчас тяжело назвать места на Дальнем Востоке, где всё так организовано.

И мы этим будем заниматься, но на тех принципах, которые уже выработали. Мы не будем всё это делать за государственный счёт, это неправильно, неэффективно и денег таких у нас нет. Мы будем предоставлять максимальные преференции инвесторам и поддерживать их. Так, у меня уже давно руки чешутся перешерстить все обязательства по прибрежным участкам земли. Земли, полученные под строительство портов, как правило, распределены между компаниями, которые ничего не строят. Они ждут, когда участки можно будет продать. Так нельзя. Если они не выполняют свои обязательства, земли надо изъять. И таких идей масса. Можно ещё много чего хорошего придумать.

Вопрос: Министерства должны были представить предложения по повышению эффективности лесной отрасли. Представили?

Ю.Трутнев: Пока нет. Но некоторые движения на этом рынке есть, появились инвесторы, которые хотели бы построить у нас на Дальнем Востоке целлюлозно-бумажный комбинат. Это уже серьёзные инвестиции. Я дал поручение изучить все лесные ресурсы, чтобы создать максимально привлекательные условия для реализации этого проекта. Мы заинтересованы в том, чтобы максимальное количество леса перерабатывалось в России. Надо посмотреть, где люди заинтересованы в строительстве перерабатывающих мощностей, и создать для них преимущественные условия для вложений в переработку. Может быть, вокруг очистить для них лесные ресурсы, убрать тех людей, которые просто круглый лес экспортируют.

На Дальнем Востоке сосредоточено 43% земель лесного фонда России и 25% запасов древесины. А доля лесного комплекса в экономике региона составляет всего 1,5% и не изменяется на протяжении ряда лет.

Сейчас в Правительстве на рассмотрении находится проект постановления по повышению экспортных пошлин на кругляк в Дальневосточном федеральном округе. Есть шанс, что в этом году постановление примут. Я постараюсь, чтобы это было сделано, и у нас будут ещё предложения в этой части. Какие именно, я пока не готов раскрыть.

На каждый бюджетный рубль, вложенный в программы развития Дальнего Востока, сегодня приходится 20 рублей частных инвестиций. Таких показателей, насколько я знаю, больше ни по каким программам и нет.

Вопрос: Юрий Петрович, на следующей неделе начнётся третий Восточный экономический форум. В прошлом году на нём было заключено соглашений на 1,85 трлн рублей. Какие ожидания в этом году?

Ю.Трутнев: По предыдущим форумам подписывались соглашения на такие фантастические цифры, что на нас смотрели с откровенным недоверием и опаской – какие там триллионы, вы с ума сошли, что ли? Было 1,3 трлн рублей на первом форуме, 1,8 трлн на втором.

Многие проекты, соглашения по которым подписывались, или строятся, или уже вводятся в эксплуатацию. Строится огромный амурский газоперерабатывающий завод, готовится к реализации проект газохимического завода, предприятия на Наталке мы будем запускать уже на этом форуме.

В этом году надеемся выйти за 2 трлн рублей подписанных соглашений. По крайней мере, так считают специалисты.

Вопрос: По прогнозам, число участников ВЭФ-2017 превысит 4,6 тыс. человек. Делегации из каких стран ожидаются?

Ю.Трутнев: Людей в этом году будет больше, динамика заявок намного активнее, чем в прошлом году. Хотя мы и в 2015-м, и в 2016-м не жаловались. В прошлом году 56 стран участвовали. В этом году заявки уже есть от 57 стран, и заявительная кампания продолжится вплоть до форума. Уже сейчас у нас заявок свыше 1900. Это больше, чем обычно к этому моменту. Мы уверены в том, что гостей к нам приедет больше, чем на первый и на второй Восточный экономический форум. Из иностранных первых лиц ожидаем Премьер-министра Японии Синдзо Абэ, руководителей Южной Кореи и Монголии.

Вопрос: На первом форуме упор был сделан на Китай, в прошлом году – на Южную Корею и Японию. С какими странами планируется расширить взаимодействие сейчас?

Ю.Трутнев: Канада формирует представительную делегацию. Малайзия, Индонезия, Сингапур тоже увеличивают своё участие. Интерес к форуму растёт, и нас это радует.

Мы уверены в том, что может существенно активизироваться развитие отношений с Южной Кореей. Во всяком случае, будем с ними межправкомиссию проводить на полях форума. Руководство страны позитивно настроено на развитие отношений с Россией.

Вторая страна, которая проявляет к нам интерес и у которой хорошие перспективы сотрудничества с Россией, – Индия. Это огромная экономика, находящаяся рядом с нами. Оттуда ожидается большая делегация, это нас откровенно радует, потому что с Индией сотрудничество надо развивать. Пока мы с ними только начинаем двигаться вперёд на Дальнем Востоке, но с этими двумя странами отношения можно активизировать.

Традиционно ждём представительную делегацию из Китая, с ними у нас самый большой объём сотрудничества из стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Вопрос: Какова ключевая тема форума?

Ю.Трутнев: Мы работаем, а темы форума создаёт жизнь региона. На первом форуме мы рассказывали о том, какую модель мы хотим создать. На втором – как она начала работать, и тоже получали от коллег предложения, советы, выслушивали проблемы, которые возникают при реализации тех или иных инвестиционных проектов.

А сейчас мы будем ещё меньше говорить о теории. У нас уже есть что показать инвесторам. Мне кажется, это самая хорошая реклама, а на форуме мы рекламируем инвестиционное пространство Дальнего Востока – мы приводим конкретные примеры сотрудничества. Показываем, что на Дальнем Востоке реально созданы уникальные условия для инвестиций. Слова – штука хорошая, но люди обычно верят фактам. И мне кажется, гораздо лучше, если о механизмах поддержки будут говорить не чиновники, а сами инвесторы. Но мы понимаем, что форум – это не только пропаганда, но ещё и обратная связь, что-то нам всё равно подскажут. Скажут, что можно делать быстрее или правильнее. Мы для того туда и приедем, чтобы услышать всё это.